Небослов
Ольга Шотландия
Лидер группы "Мыс Луны", один из лидеров "Марфы и таджиков", флейтистка "Небослова" в 2007-2011 годах
— С кем вы раньше познакомились, с Ильёй-человеком или Ильёй-музыкантом? Как это было и когда решили играть вместе? Планируете продолжать взаимодействие?
— С Ильей-музыкантом. Пригласила «Космофест» на один фестиваль в 2007 году, приехал и Илья. Вышла поджемить, это первая совместная игра. Осенью зашла в АртЭрию на Кузнецком мосту в гости на репетицию, к вечеру обнаружила себя на сцене в клубе в составе группы. Так и задержалась на несколько лет. Мы играли вместе еще в «Аэроглифе», порой помогали Дюше Юренкову в «Душанбэнде». Совсем недавно, в сезоне 2017-2018, мы втроем, включая Влада Жигалова, озвучивали постановку «Волшебного театра» Никиты Добрынина — детский спектакль «Париж — столица Марса». Еще иногда Илья приглашает меня поучаствовать в его муми-тролльской эпопее, сейчас вот очередной этап. Фактически, мы и не прекращали взаимодействия, просто сменили форму.

— Помните ли вы ощущения от того первого джема? Что именно вас зацепило и удержало?

— Хорошо джемилось. Близкая мне гармоническая и эмоциональная линия. Ощущение некого родства и контакта. Влад, опять же, там был, мы уже знали друг друга. По-моему, это вообще была песня Влада, которую тогда играли в Небослове.

— В инете висит очень бодрое видео "Марфы и таджиков", где вы в студии записываете "Калину" , насколько подобное состояние было типично для группы?

— Подобное состояние типично, да. Вот, например, клип «Розан» подтверждает. Мы уделяли много внимания эмоциональной и энергетической стороне вопроса, занимались исследованием самого явления музыки и коллективного взаимодействия. Говоря об эмоциях – не только радость, были и другие. В музыке отталкивались от эмоциональной картины.

— А как именно вы это всё исследовали?

— Ой, я не записывала и не вела дневника наблюдений. Мы не молились, не приносили жертв (разве что чуть-чуть), не сидели в позе лотоса, ничего такого. Было интересно наблюдать собственное измененное под воздействием музыки состояние сознания и реакцию на него внешнего мира. Грубо говоря, музыка — это своего рода медитация, погружение, которое меняет состояние человека и всего окружающего, включая происходящую реальность. Мы называли это «музыкальной магией», и эта сторона процесса всегда была для меня основной. Из ярких и однозначных примеров на эту тему: мы записывали песню «Не вечор», дело было в старой АртЭрии на Кузнецком мосту. Огромные окна-витрины Каминного зала выходят непосредственно на улицу, и во время записи через нее было видно происходящее на улице. В песне идёт речь про коня. Мы почти не удивились, когда к концу записи в стеклянную витрину со стороны улицы заглянул совершенно реальный, настоящий конь. Так это работает.

— Пробовали ли вы сознательно экспериментировать с пугающими, отталкивающими, просто некомфортными состояниями через музыку? Получалось? Повторяли ли потом этот опыт?

— Да, конечно, эксперименты были. Если вспоминать «Марфу и Таджиков», возьмите «страшную» версию «Калины», например, или нашу версию «Мороз-мороз». Я продолжаю эти эксперименты и сейчас, с другим составом и, конечно, всегда делала это в сольном творчестве. Я не считаю, что музыка должна быть только позитивной, а люди только веселыми, мир бы засахарился.

— А в каких песнях Ильи вам больше всего понравился или запомнился собственный вклад, почему? И в каких песнях "Марфы" вклад Ильи получился наиболее запоминающимся (в первую очередь, в студийных записях)?

— В «Небослове» я была на позиции «всего лишь» флейтистки и работала в поддержку идей Ильи, как в «Марфе» Илья поддерживал и развивал идеи мои и Пуха (Владимира Скороглядова). Может быть, я припомню песню «Ждать весну» — я там даже спела фольклорный кусочек. И вообще песня одна из любимых, глубокая, с погружением. Илья же спел пару песен в «Марфе» — таджикскую «Чор Чавон» и песню таджикского композитора Далера Назарова «Эйдиль», и на концертах, и в студийной версии они были. Обе на таджикском языке.

— Завидуете ли вы Илье в чём-то как музыканту?

— Завидую неутомимости и тотальной, ежесекундной вовлеченности в свое дело.

— Какую песню Ильи вы бы поставили мирным лунным жителям, а какую — инопланетным агрессорам из далёкой галактики (вдруг послушают и передумают уничтожать нашу планету)?

— «Времена года» из альбома «Большой специалист в этом деле» с удовольствием сыграла бы и в «Мысе Луны». Инопланетянам же посылаю «Зубы грибов» — им понравится.
Made on
Tilda