Небослов
Никитон Егоров
Участник группы «Небослов» дядеринатского периода. Руководитель ансамбля Тонус, участник проекта Калинуша и музыкальный экспериментатор
— С тех пор, как ты перестал играть в группе, музыка «Небослова» в каком-то виде присутствует в твоей жизни?
— Регулярно догоняет. Причём далеко не всегда это песни, созданные при мне. Например, если Herr Wittig хотя бы чуточку припомнится, то всё — дня три будет в голове туда-сюда прокручиваться.

— Хочу предложить тебе ситуацию, в которую ты, возможно, уже попадал: предположим, что нужно объяснить, что такое «Небослов» человеку, который не знает ни одной песни и впервые слышит это слово. Что бы ты рассказал такому собеседнику?

— На самом деле я вообще не любитель объяснять что-то кому-то. Сказал бы: есть такой Небослов, песни пишет, у него группа, послушай. Покидал бы что-нибудь из "Иногда корабли" или более нового.

— Ты представился как участник группы «Дядеринатского периода». Что это был за период? Чем он отличался от других в музыкальном, содержательном, настроенческом плане? И ещё хочу спросить, как ты считаешь, кто такой Дядя Ринат и о чём эта песня.

— Удивительное время. Мы творили тогда какую-то полнейшую дичь, которая со временем ещё и начинала усложняться. На свет появлялся не просто концептуальный альбом, а целый мир, как будто параллельная вселенная в нашу протекала. А кто такой Дядя Ринат - ну, я бы тут мог наплести пространных размышлений о мифологии, но лучше не буду. Дядя Ринат приехал, и началась вся та дичь, попёр фонтан идей. Потом он уехал, а идеи остались и ещё долго догоняли, в том числе и без меня.

— Было ли среди выступлений с группой «Небослов» такое, которое запомнилось тебе особенно? Может быть, с ним связана какая-то история, или просто оно была наиболее (или наименее) впечатляющим?

— А вот это было ещё задолго до моего вступления в группу. На каком-то Космофесте, кажется, вышел на сцену подпеть пару песен, и меня снесло энергией, которая пошла туда-сюда гулять. Группа сзади как-то так дружно выдала крутой звук, а спереди зрители радуются, а я внутри всего этого.
Потом было всякое, но то впечатление запомнилось крепко.

— Если бы можно было одарить Илью чем угодно, любой нематериальной или материальной субстанцией, любой чертой характера или любым событием, что бы ты вручил ему? И почему?

— Ну, началась канцелярщина. Если б да кабы...
Время. Вот чего всегда не хватает, а уж Илье тем более. Хотя бы дополнительных часов шесть в сутки.
Made on
Tilda